Привет
Пользователь:

Пароль:


Запомнить

[ ]
[ ]
В Сети
Гостей: 20, Участников: 0 ...

рекорд 139
(Участников: 1, Гостей: 138) был 15:37 09.08.10

Участников: 799
Новичок: Kolya
Испытания ЯБП на Новой Земле
Заметки автора об испытаниях ядерного оружия в проливе Маточкин шар, губа Черная Новой Земли.

от rfwj
не оценено -

Заметки автора об испытаниях ядерного оружия в проливе Маточкин шар, губа Черная Новой Земли.

Игорь БОЕЧИН


Оружие массового поражения было применено лишь дважды - американцами в конце второй мировой войны. Атомные бомбы, сброшенные ими в августе 1945 г. на японские города Хиросима и Нагасаки, вызвали колоссальные разрушения. При взрыве подобного заряда срабатывают три фактора: кратковременное, зато чрезвычайно мощное световое излучение, вызывающее пожары, ударная волна, сметающая все, что находится на земле, и самый опасный - остаточная радиация.
После войны американцы, располагавшие тогда крупнейшими военными и торговыми флотами, задумали узнать, что же при атомном взрыве случится с боевыми кораблями и транспортами, в том числе, если он произойдет и под водой, тем паче, что их соединения и конвой по занимаемой площади не уступают территории крупного города. Теоретически выходило, что давление и скорость распространения ударной волны в воде должны быть в сотни раз больше, чем в воздухе, но вот время ее действия - меньше. Что же будет в итоге? Оставалось проверить теорию на практике, для чего имелись все возможности.
Испытания оружия и кораблей решили провести в условиях, что называется, максимально приближенных к боевым, и на "подопытных" оставили положенный боезапас (снаряды и торпеды) и топливо. Полигон устроили на удаленном от коммуникаций и чужих глаз тихоокеанском атолле Бикини. Туда отправили 77 кораблей почти всех классов - устаревшие американские, а также трофейные, полученные при разделе немецкого и японского флотов между державами-победительницами. Их расставляли на разных расстояниях и положениях относительно эпицентра будущих взрывов.
1 июля 1946 г. произвели воздушный, на высоте около 400 м (рис.1), а 25 июля - подводный, на глубине около 30 м (рис.2). Результаты испытаний были опубликованы, разумеется, далеко не полностью. В нашей стране они отчасти были описаны в книге И.М.Короткина "Боевые повреждения надводных кораблей", изданной в Ленинграде в 1960 г. Они-то и послужили основным источником для последующих публикаций, в которых, как правило, повторялись сведения, пересказанные Короткиным.
И вот недавно в редакцию поступило письмо от нашего читателя, инженера-конструктора в области кораблестроения Олега Тесленко. Проштудировав эту книгу, он усомнился в истинности того, что когда-то рассекретили американцы, видимо, нагоняя страх на потенциальных противников и конкурентов, и изложил выводы своего анализа в небольшой брошюре "Корабли сильнее атомного взрыва, изданной в Нижнем Новгороде в 1997 г. тиражом... 50 экземпляров.
Оказывается, американский линкор "Арканзас" (построен в 1912 г., водоизмещение 26100 т), находившийся в 400 м от эпицентра, почти благополучно перенес воздушный взрыв и только после подводного перевернулся и затонул. Американский же линкор "Невада" (1916 г., 22400 т) поставили в 600 м левым бортом к месту взрыва. 1 июля ударной волной продавило и деформировало обшивку в кормовой части, повредило массивную надстройку, снесло дымовую трубу, появился крен на левый борт. Перед 25 июля "Неваду" развернули правым бортом - после взрыва крен исчез, вода затопила отсеки правого борта, и корабль самостоятельно спрямился! Он так и остался на плаву - через год его потопили у Гавайев обычными авиаторпедами.
Бывший японский линкор "Нагато" (1920 г., 32720 т) расположили подальше, в 900 м от эпицентра. После воздушного взрыва он не пострадал, разве что от светового излучения кое-где облупилась краска. После подводного же повреждения были серьезнее - появился крен в 2 градуса, к концу дня увеличившийся до 6, однако корабль перевернулся и затонул только через четверо с лишним суток. А у бывшего японского легкого крейсера "Сакава" (1944 г., 6000 т), поставленного всего в 350 м от места взрыва, пострадала корма, но пошел-то он на дно спустя 25 ч! Так что атомный черт оказался не таким страшным, как его малевали.
Ну, а что же случилось с громадными авианосцами? Американский списанный "Саратога" (1925 г., 33000 т), бывший в 400 м от эпицентра подводного взрыва, медленно погрузился на ровном киле. При воздушном же взрыве с палубы его собрата "Индепенденс" (1943 г., 11570 т), который стоял в 700 м от эпицентра, смело 25 самолетов (не удивительно, ведь скорость ударной волны - 333 м/с, тогда как при урагане - 40 м/с). По официальным данным, у него полностью разрушило надстройку, повредило взлетно-посадочную и ангарную палубы, часть переборок, на корме загорелся авиационный бензин и пожар вызвал детонацию находившихся поблизости авиационных торпед. О.Тесленко заинтересовался фотографией пострадавшего корабля и обнаружил, что видна сохранившаяся надстройка, перед ней как был, так и стоит палубный кран. Вспыхнули, скорее всего, пары авиабензина, просочившиеся из цистерн, расположенных в корме; от огня же раскалились боевые части торпед. "Удивительно, но "Индепенденс" даже после всего этого остался на плаву", - комментирует Тесленко и напоминает, что в ноябре 1944 г. этот корабль, получив попадание всего лишь одной торпеды, с трудом добрался до базы, хотя на нем действовали водоотливные средства, а экипаж не прекращал борьбы за живучесть. Тесленко приходит к выводу, что "атомный взрыв корабли выдерживают гораздо легче торпедного подводного".
Что же касается "подопытных" размером поменее, то 1 июля американский эсминец "Лемсон" (1936 г., 1480 т), стоявший всего в 350 м от эпицентра и бортом к нему - самое невыгодное положение, перевернулся и затонул... спустя 6 ч. Эсминец "Андерсон" (1942 г., 1570 т) разместили подальше, в 500 м от места взрыва и развернули кормой к нему. По официальным данным, на нем взорвалась торпеда, находившаяся в аппарате. У Тесленко же возникли сомнения - почему сдетонировала только одна, ведь их было 8? Кроме того, на них не должно было воздействовать световое излучение и ударная волна - оба аппарата были затенены кормовой надстройкой.
Есть некоторые странности и с субмаринами. В Бикини собрали однотипные, военной постройки, надводным водоизмещением 1526 т, установили на разных расстояниях в позиционном и подводном положении. Из 8 лодок 25 июля четыре затонули, одну выбросило на мель, а у самой удаленной "Дентьюды" (1400 - 1500 м от эпицентра) залило носовой отсек. Тесленко подметил, что у "притопленных" лодок запас плавучести был минимален, кроме того, они стояли на мелководье и образованная взрывом так называемая базисная волна могла ударить их о грунт. Но самое интересное заключается в том, что поднимали их, продувая балластные цистерны, а не с помощью понтонов, а это свидетельствует, что их прочные корпусы сохранили герметичность.
Тесленко подчеркнул еще немаловажное обстоятельство. Опубликованные результаты экспериментов в Бикини были явно преувеличенными хотя бы потому, что опыты проводили в мелководной, замкнутой акватории. "Если бы взрывы производили в океане, то высота образовавшейся волны была бы гораздо меньше, а способность кораблей противостоять атомному оружию - гораздо выше. Если же корабли шли бы в противоатомном ордере, на расстоянии 1 тыс. м друг от друга, то даже прямое попадание ракеты с ядерным боеприпасом привело бы к гибели только одной единицы. Это было бы слишком нерациональным использованием ядерных зарядов". С таким выводом трудно не согласиться...
Спустя 9 лет подобные испытания устроили и в Советском Союзе. О результатах, полученных в Бикини, у нас, конечно, знали, но далеко не все, а надо было обладать полной информацией о воздействии ядерного оружия на корабли. Тем более, что в то время приступили к выполнению новой судостроительной программы, включавшей и его. В частности, создавались атомные заряды для морских орудий, боевые части самолетов-снарядов "Комета" и торпед. Одна из последних, калибром 1550 мм, предназначалась для первых отечественных подводных атомоходов проекта 627, чтобы те наносили удары по базам, портам и другим объектам противника, однако моряки предпочли стандартную, калибра 533 мм. Ее изготовили к январю 1954 г. под руководством трижды Героя Социалистического Труда Н.Духова, присвоив ей индекс Т-5. Теперь предстояло испытать ее воздействие на надводные корабли, субмарины, транспорты, береговые сооружения и заодно проверить эффективность средств противоатомной защиты.
В прошлом году старейший флотский журнал "Морской сборник" опубликовал воспоминания участников тех экспериментов. Итак, военно-морской министр Н.Кузнецов предложил специалистам выбрать место для полигона, на котором отрабатывались бы и обычные вооружения, но так, чтобы он был достаточно удален от материка. Полковник (позже генерал-лейтенант) Е.Барковский предложил для этого Новую Землю, которую знал по службе там в военное время.
Организовали экспедицию во главе с контр-адмиралом П.Фоминым. Как вспоминает адмирал флота в отставке (тогда контр-адмирал) П.Сергеев, в нее были зачислены "видные ученые Н.Семенов, Е.Федоров, М.Садовский, Е.Негин. Из полученной от них информации я понял, что нам предстоит выбрать место для испытательной акватории для проведения подводного ядерного взрыва". Позже ее назвали Морским научно-исследовательским полигоном Министерства обороны СССР.
Выбор остановили на губе Черная, потому что ее водообмен с Баренцевым морем был слабым, а течения сносили бы радиоактивные осадки к ее берегу, и не дальше. Именно здесь производили наземные и подводные взрывы, а подземные в штольнях на побережье пролива Маточкин шар, воздушные - в губе Сульманова (рис.3). Всего на Морском полигоне до октября 1990 г. состоялось 132 испытания ядерного оружия.
Тогда же, в 1954 г., приступили к сооружению базы с причалами, научно-технического комплекса, аэродрома: местных жителей переселили подальше от полигона в выстроенные для них на Новой Земле поселки. Одновременно на Черном море и Ладоге с помощью мин и тротила имитировали ядерные взрывы, изучая их особенности (а позже возникла легенда о ядерных взрывах в этих акваториях).
В следующем году к Новой Земле перевели бригаду опытовых кораблей - 6 эсминцев, 10 больших охотников за подводными лодками, 7 субмарин, 14 тральщиков и 2 транспорта, а также штабное судно, буксиры, катера, танкодесантный корабль и баржи. Перед первым экспериментом очень заинтересованные в нем союзные Академия наук и Академия медицинских наук командировали туда 120 сотрудников.
К осени 1955 г. на кораблях и плавучих стендах разместили регистрирующую аппаратуру, системы противоатомной защиты, поселили 75 подопытных собак, 500 коз и овец (кстати, у выживших после взрывов лучевую болезнь зафиксировали всего лишь у 12).
В губе Черная на якорях и бочках в 300 - 3000 м от эпицентра будущего взрыва поставили корабли. На самом близком расстоянии - " Реут" (бывший эсминец "Забияка" типа "Новик", в советское время сначала переименованный в "Урицкий", вступил в строй в 1915 г., водоизмещение 1260 т), в 500 м - подводную лодку С-81 (бывшая немецкая У-1057, 1944 г., 769 т), в 800 м - базовые тральщики Т-218 (проект 53У, 1940 г., 476 т) и однотипный Т-219 (1944 г.), субмарину С-84 (бывшая У-1305, 1944 г., тоже VII серии). На той же дистанции, на перископной глубине, на понтонах подвесили лодку Б-9 (советская, бывшая К-56, 14-й серии, 1942 г., 1487 т).
В 1200 м от эпицентра стояли подводная лодка С-19 (тоже советская, 9-й бис серии, 1942 г., 837 т) с открытой передней крышкой одного торпедного аппарата, эсминцы "Куйбышев" (тоже типа "Новик", бывший "Капитан Керн", 1927 г., 1260 т) и "Гремящий" (7-го проекта, 1938 г., 2402 т), на котором действовала часть машинно-котельной установки. В 1600 м находился эсминец "К.Либкнехт" (опять "Новик", бывший "Капитан Белли", 1928 г.) и дальше - два сухогрузных транспорта.
21 сентября с малого тральщика-"стотонника" (проект 253Л, 108 т) на глубину 10 -12 м опустили ядерный заряд для торпеды Т-5, экипаж и операторов сняли. На берегу, в 7 км от места взрыва, расположились кинооператоры. Сигнал на ядерное устройство передали со штабного судна. Вот что описывает капитан I ранга в отставке В.Ахапкин: "Вначале увидели вспышку в воде и почувствовали легкое сотрясение почвы. Раздался негромкий хлопок, поверхность над местом взрыва закипела, вспучилась и тут же стал подниматься водяной столб, внутри которого горящие газы образовали ярко светящийся стержень. Буквально через мгновение на его вершине образовалась шапка, а от ее подножия во все стороны пошли большие волны. Еще 3 - 4 с этот мощный водяной столб растет, а затем обрушивается, а образовавшееся из паров белое облако начинает двигаться по ветру. В месте выхода султана рождаются все новые высокие волны. Поднявшийся столб воды полностью закрыл от нас испытываемые корабли, и как ударная волна воздействовала на них, видно не было". Об этом узнали позже.
"Стотонник", с борта которого опустили спецзаряд, исчез. "Реут" вскоре затонул, и водолазы обнаружили, что его центральная часть полностью разрушена. У С-81 затопило 6-й (кормовой) отсек и разрушило аккумуляторную батарею; у одного тральщика вода проникла в отсек, у другого всего лишь вышибло стекла на мостике, на некоторых трубопроводах появились трещины. Б-9 через 30 ч зависла на понтонах - вода проникла внутрь через поврежденные сальники. Ее подняли и спустя 3 дня привели в боеготовность. С-84, находившаяся в надводном положении, понесла незначительный урон. В носовой отсек С-19 через открытый торпедный аппарат попало 15 т воды, но спустя 2 дня и ее привели в порядок. "Гремящий" здорово раскачало ударной волной, появились вмятины в надстройках и дымовой трубе, но часть запущенной силовой установки продолжала работать. Повреждения "Куйбышева" были незначительными; у "К.Либкнехта" образовалась течь и его отвели на мель. Механизмы же почти не пострадали.
Как отмечает вице-адмирал в отставке (тогда капитан 3 ранга) Е.Шитиков, "если бы на подводных лодках находились экипажи, то они легко устранили бы течь и лодки сохранили бы боеспособность, правда, за исключением С-81". Особого ущерба не понесли и береговые сооружения. В общем, члены комиссии пришли к выводу, что если бы субмарина атаковала конвой в таком же составе, то в лучшем случае потопила бы одно судно или корабль.
На 1956 г. наметили уже воздушный взрыв. Теперь военно-морской флот и Академия наук СССР назначили на испытания 2 новых эсминца проекта 56, столько же лодок проекта 613 и пару сторожевиков проекта 50 ("полтинников"). Затем решили подвергнуть удару корабли постарее - эсминцы проекта 30 и трофейный легкий крейсер "Адмирал Макаров" (бывший немецкий "Нюрнберг"), но главнокомандующий ВМФ С.Горшков категорически воспротивился против их расстрела и испытания отложили.
Спецзаряд смонтировали на вышке, на берегу, а в губе Черная, на 6 дистанциях, разместили подопытные корабли. В 300 м от эпицентра на грунт, на 30-метровой глубине, уложили подводную лодку Б-20; дальше, в надводном положении поставили Б-22 и уже пережившую испытания С-84. Затем - С-20 (советская, 9-й бис серии), за ней - С-19. Тут же были тральщики Т-219, который развернули носом к эпицентру, и "Ф.Митрофанов" (бортом к нему). Бригаду "смертников" пополнили эсминцами 7-го проекта "Грозный" и "Разъяренный"). На Т-218 и "Гремящем" для проверки вмонтировали секции корпусов кораблей новой конструкции, причем на последнем вновь ввели в действие котел и часть вспомогательных механизмов.
Подорвали спецзаряд только 7 сентября 1957 г. (рис.4). И что же? На Б-20 серьезных повреждений не нашли, только через некоторые трубопроводы, соединявшие легкий и прочный корпусы, внутрь попала вода. Б-22, как только продули балластные цистерны, благополучно всплыла, а С-84, хотя и уцелела, но вышла из строя. С повреждениями легкого корпуса С-20 справился бы экипаж, С-19 в починке не нуждалась. У "Ф.Митрофанова" и Т-219 ударная волна повредила надстройки, "П.Виноградов" урона не понес. У эсминцев вновь помяло надстройки и дымовые трубы, что же касается "Гремящего", то его механизмы по-прежнему работали. Короче, больше всего на "подопытных" воздействовали ударные волны, а световое излучение - только на темную краску, выявленная же радиоактивность оказалась незначительной.
10 октября 1957 г. состоялось очередное испытание - с новой подводной лодки С-144 в губу Черная выпустили торпеду Т-5, взорвавшуюся на глубине 35 м. Стоявший всего в 240 м от эпицентра "Грозный" через какое-то время затонул, Т-218 (280 м) последовал за ним. На С-20(310 м) затопило кормовые отсеки, и она с сильным дифферентом пошла на дно; у С-84 (250 м) повредило оба корпуса, что и стало причиной ее гибели. Обе находились в позиционном положении.
Поставленный в 450 м от эпицентра "Разъяренный" пострадал довольно сильно, но затонул только спустя 4 ч. У С-19, пребывавшем на поверхности, вышли из строя вооружение и механизмы, то же было и на "П.Виноградове" (620 м). У избитого "Гремящего" появились дифферент на нос и крен на левый борт. Через 6 ч его отбуксировали на отмель, где он пребывает по сей день. Врезанную в него секцию эсминца нового проекта деформировало, но не нарушило водонепроницаемости. Б-22, лежавшая на грунте в 700 м от места взрыва, осталась боеспособной; сохранился и тральщик Т-219. Стоит учесть, что наиболее пострадавшие корабли уже в третий раз подвергались ударам "всеуничтожающего оружия", а эсминцы-"новики" уже изрядно поизносились за почти 40-летнюю службу.
И все же эксперименты оказались небесполезными. По словам Е.Шитикова, они "позволили определить безопасные и критические радиусы как по отдельным поражающим факторам, так и по обобщенным для кораблей трех классов. Полученные данные легли в основу расчетов по повышению взрывостойкости кораблей, строившихся по новой программе".
Итак, выводы участников испытаний на Новой Земле и сделанные спустя четыре десятилетия нашим читателем О.Тесленко совпадают. Разумеется, результаты испытаний кораблей на живучесть были сообщены правительству, однако его глава, "наш Никита Сергеевич", при визите в США в сентябре 1959 г., тем не менее заявил, что "военные корабли хороши лишь для того, чтобы совершать на них поездки с государственными визитами, а с точки зрения военной они отжили свой век. Отжили! Теперь они лишь хорошие мишени для ракет". Министерство обороны (впрочем, как и сейчас) послушно согласилось с властительным дилетантом, и пошли на слом 7 легких крейсеров проекта 68 бис, тяжелые проекта 82... А вот дальновидные американцы, сохранив 4 линкора, с 1955 г. приступили к строительству ударных авианосцев, в том числе атомных, водоизмещением до 80 тыс. т с 60 - 100 самолетами и вертолетами на борту, ставших ядром крупных, мобильных соединений. И продолжают обзаводиться ими по сию пору.

из электронной версии Техники-Молодежи 98-3
Поместить комментарий
Имя пользователя:
Комментарий:

Именинники в этом месяце:
22.08    Гумер (68)
23.08    Арарат (56)
26.08    Виталий (55)

Показать все
Добавить...
В соответствии со своими привилегиями на сайте, вы можете добавить:
... тему на форум
(с) 2006 rfwj
сайт основан на CMS e107.
Внимание! Все материалы размещены исключительно с целью ознакомления посетителей данного сайта. Размещение данных материалов на сайте не преследует агитационных, экстремистских, идеологических, политических, религиозных, экономических, психологических, психических, нейролингвистикопрограммических или иных других целей. Администратор сайта может быть категорически не согласен с позицией авторов - смотрите комментарии к материалам. Материалы берутся из открытых для общего использования информационных источников. Администратор сайта не осуществляет целенаправленный поиск и размещение материалов определенной тематики - материалы ищутся в Интернет по ключевому слову крейсер "Мурманск" или перепечатываются из газет. При перепечатке материалов следует указывать оригинальные источники информации, ссылка на наш сайт обязательна только для авторских материалов.
Администратор сайта не несет ответственности за использование кем-либо данных материалов для чего-либо.