Привет
Пользователь:

Пароль:


Запомнить

[ ]
[ ]
В Сети
Гостей: 10, Участников: 0 ...

рекорд 139
(Участников: 1, Гостей: 138) был 15:37 09.08.10

Участников: 796
Новичок: evgeshka1
Беседа с генерал-полковником Леонидом Ивашовым

от rfwj отправить по email элемент содержания печатать элемент содержания
не оценено -

Л.Г.Ивашов: «Путин со своими обязанностями руководителя государства не справляется»

Беседа с генерал-полковником Леонидом Ивашовым

Л.Г.Ивашов: «Путин со своими обязанностями руководителя государства не справляется»

Леонид Григорьевич Ивашов, генерал-полковник, доктор исторических наук, профессор, крупнейший специалист в области геополитики. До последнего времени занимал должность начальника Главного управления международного военного сотрудничества Министерства обороны Российской Федерации. С его именем связана блестящая победа наших десантников в Сербии, когда под носом у натовцев они стремительным броском взяли Приштину, овладев стратегически важным аэродромом. Леонид Григорьевич – член Союза писателей, вице-президент Академии геополитических наук.





Галина Кускова: Леонид Григорьевич, у нас есть армия?



Леонид Ивашов: Ваш вопрос беспокоит не только журналистов. Сегодня, наверное, весь честный русский народ задает себе этот вопрос. Сказать, что армии нет – не могу. Армия есть. Другое дело, каково ее состояние. Вот здесь серьезный вопрос. Армия морально деградирована. Люди не понимают цели своей ратной службы. Пока еще работает потенциал советской державы: та мораль, те нравственные нормы, та присяга, которую давали военные, - защищать Отечество, не щадя ни крови своей, ни жизни. Все это как бы по инерции еще присутствует. Армия держится в основном на патриотизме офицерского корпуса. Но бесконечно это продолжаться не может. Люди прекрасно видят, что происходит. Они несут тяжелую ношу ответственности, выполняют труднейшую работу, нередко рискуя жизнью, здоровьем. А в том обществе, которое сегодня, как пена находится на плаву, они ничего, кроме унизительного отношения к себе, не получают. Вы посмотрите, что творится на телеэкранах, в других средствах массовой информации. Духовность вообще исчезла. Приоритетными становятся самые низменные потребности человека. Культ насилия – повсеместно. Каждое убийство – чуть ли не праздник для некоторых СМИ. То, что случилось с захватом заложников в театральном центре, – как пожива для журналистов, депутатов Госдумы определенных фракций. На народной беде пытаются заработать себе политический авторитет.



Г.К.: Напоминает стаю стервятников…



Л.И.: Да. Вот как на добычу слетаются стервятники, так нечто подобное происходило и здесь. В целом в армии понимают уродливость того государственного образования, которое называется Российской Федерацией. Уродливость прежде всего в духовно-нравственной сфере. Все святое, доброе, светлое выбрасывется, опошляется. Опошляются русские традиции, традиции других коренных народов России. Опошляется истинный героизм, подвиги во имя Отечества. Посмотрите, какую эрзац-культуру пытаются навязать нам Михаил Швыдкой и его компания.

Еще один момент. Армия наша тает. Она базируется на тех материально-технических средствах, на том оружии, которые достались нам по наследству от Советского Союза. Исчерпаны все сроки давности. Не случайно мы каждодневно видим трагедии с самолетами, вертолетами, личным составом. Но на следующий финансовый год заказан… аж один боевой самолет. Поэтому вывод такой: сегодня армия есть, но завтра ее не будет. Будет Министерство обороны с группой чиновников. Будет так называемый верховный Главнокомандующий. Но войск не будет.



Г.К.: После истории с Приштиной у многих посветлело на душе: военные показали, на что они способны. Как задумывалась эта операция?



Л.И.: После предательства Черномырдина мы оказались в страшном положении. На нас косо стали смотреть сербы. В нас разочаровался мир. Мы стояли-стояли на стороне жертвы агрессора, противостояли этой агрессии в политическом, информационном плане и вдруг все предали. Поэтому наши ребята этим броском как бы вернули мировой престиж России.



Г.К.: И армии.


Л.И.: И армии, безусловно, тоже. Бросок наших десантников консолидировал общество вокруг одной единственной победы. Маленькой победы мирового значения. Люди увидели, что мы не в таком унизительном состоянии, что у нас что-то есть. По крайней мере, есть дух и есть ребята – носители этого духа. Это был яркий, заразительный пример для армии. В войсках после этого даже дисциплина выросла.



Г.К.: Вы были идеологом этой операции. Как удалось убедить Ельцина пойти на такой ошеломительный шаг?



Л.И.: В записке, подготовленной для Ельцина, мы показали, в какое положение попала Россия. Отметили попытки США и натовцев ввести нас в заблуждение утверждениями, что они нескоро войдут в Косово. Кроме того мы ссылались на резолюцию Совета Безопасности и убеждали Ельцина в том, что имеем не меньше, а, может быть, и больше права, чем НАТО, войти туда на равных. В записке была примерно такая фраза: в случае несогласия НАТО на конструктивные переговоры и достижение договоренности предусмотреть одновременный ввод наших подразделений с натовцами. Ельцин согласился.



Г.К.: Значит, в его окружении все-таки нашлись люди, действующие в интересах России?



Л.И.: Докладывал лично маршал Сергеев.



Г.К.: Один из русских царей говорил, что у России нет иных союзников, кроме ее армии и флота. Почему же нынешние правители столь близоруки?



Л.И.: Нам навязали матрицу развития страны, основанную на посылках Бжезинского: Россия должна быть расчленена и раздроблена. Это американская тайная геополитическая идея. Россия нужна Соединенным Штатам прежде всего как источник сырья, территория для сохранения грязных отходов и как дешевая рабочая сила, обслуживающая интересы транснациональных компаний. Большинство стран Европы не хотят расчленения России, но они не хотят и чтобы она поднялась с колен. Ослабленная Россия устраивает всех. И вот под эти идеи сверстали нам модель так называемого развития. А теперь давайте посмотрим, кто делал эту модель. Ельцин собрал вокруг себя шпану в коротких штанишках: всех этих Гайдаров, Бурбулисов, Шахраев, Авенов, Чубайсов. Он утверждал, что они не зациклены на старом, поэтому быстрее поймут новое. Эти люди не разбирались ни в мировой экономике, ни в экономике социализма, ни в экономике капиталистического развития. Но им дали сотни советников. В этот период через Россию прошло примерно 10 тысяч советников: Международного валютного фонда, европейского банка реконструкции и развития, различных институтов, а также ЦРУ. И вот они на нашей экономической безграмотности, используя низменные чувства тех, кто был в окружении Ельцина, создали урода. Урода в духовно-нравственной сфере. Урода в экономике. И урода в плане безопасности. Эта матрица действует и сегодня. Чтобы ее разрушить, необходимо понимание нынешнего состояния России, понимание того, что мы развиваемся не по своим проектам. Это первое. Второе: важно осознать необходимость создания своего, российского проекта. Для реализации нужна воля. Это третье. У нынешнего политического руководства страны нет ни первого, ни второго, ни третьего. Поэтому они следуют в русле тех ниточек, которыми подергивают из-за океана.



Г.К.: Вы хотите сказать, что Путин идеально вписался в эту матрицу?



Л.И.: Самое страшное состоит в том, что он вбил себе в голову эту либерально-демократическую модель. По его мнению, государство должно постепенно ослаблять, терять свои функции. Страна становится все более и более неуправляемой. Это не демократия. Смысл демократии – народовластие. А у нас и народ отстранен от власти, и эта формальная антинародная власть тоже не управляет никакими процессами. Поэтому у нас в любой сфере, какую ни возьми, правит криминал, правят денежные мешки. Но не президент, не правительство. Они, как статисты, сидят и взирают на то, что происходит.



Г.К.: Первые шаги Путина-президента внушали некоторые надежды. Что же произошло потом?



Л.И.: Да, в начале пути он избрал правильную геополитическую модель поведения. Дело в том, что, придя во власть, он крепко оперся на силовые структуры. Вот с их помощью и удавалось проводить эту линию. Посмотрите, что произошло потом: во всех этих структурах были произведены замены. И сегодня другие люди дуют в уши президента. Они убедили его в том, что только с Америкой мы будем счастливы. Это бред. Ни о каком союзе с США и речи быть не может. Сегодня Соединенные Штаты почувствовали себя монополистом. Они увидели добычу, которую можно захватить с помощью военной силы – нефтяные источники, контроль над ключевыми районами мира – и ни с кем они делиться не будут. Даже со своими союзниками по НАТО. Их задача – держать на пространстве России угодный, подконтрольный политический режим. Вот их цель, и они ее не скрывают.



Г.К.: Как Вы оцениваете ход чеченской кампании?



Л.И.: На первом этапе нужно было сосредоточить внимание на военном аспекте. На силовом подавлении организованной военной машины Чечни, что, собственно говоря, и было сделано. Наверное, правильно, что дальнейшую борьбу, уничтожение мелких бандформирований передали в руки спецслужб. Но политики сняли с себя всякую ответственность и переложили все только на плечи военных, в том числе и спецслужб. И то, что родилось на территории Грузии, -- это не вдруг возникло. Политика Шеварднадзе, по крайней мере последние несколько лет, носит явно антироссийский характер. Когда появились первые организованные группы боевиков на территории Грузии, били во все колокола – и посол России в Грузии, и наши разведслужбы. Поднимал этот вопрос и тогдашний директор Федеральной пограничной службы Николаев. Но приезжал в Кремль батону Шеварднадзе, о чем-то шептались. В итоге посла отзывали за якобы неверную информацию, Николаева снимали, остальным затыкали рты. Шеварднадзе каждый раз переигрывал. Переигрывает он и Путина. Мы до сих пор не вышли из эмбарго, которое в угоду президенту Грузии ввели против Абхазии. По-прежнему держим наших друзей в голодной узде. Получается, что наши политики как бы сами способствовали организационному перемещению штаба чеченских и международных террористов в Грузию.

Вторжение на территорию Чечни было необходимо. Но война кроме побед всегда несет с собой побочный эффект. Это вторжение в традиции народа, в его образ жизни, в религию и т.д. И вот здесь рядом с военными должны быть и политтехнологи, и психологи, и, самое главное, специалисты по национальным отношениям. Такого морально-политического обеспечения действий армии не было. В результате мы не получили поддержки населения Чечни. Да, какая-то часть поддерживает, но поддерживает некую стабильность, а не нас. Вы видите, что несется с российских телеканалов: разврат, убийства, всякого рода криминал. И те, кто выступает против нас, подводят к экрану молодого чеченца и спрашивают: ты этого хочешь? Нет, конечно. Тогда бери автомат, иди стреляй, взрывай.

Что касается того, что наши политики вдруг прозрели и обнаружили в Панкисси центр международного терроризма. Опять принимается политически неверное решение – угрожать Грузии войной. А война… Шеварднадзе останется жив. Пострадают мирные жители. И мы дали Шеварднадзе шанс сплотить вокруг себя значительную часть населения. Мы опять надули этот мыльный пузырь. Он же не случайно на второй день после этих угроз надел камуфляжную форму – вот он уже готов к войне с Россией. Заработал себе очки. Россия не получила международной поддержки и не могла ее получить. Во-первых, потому, что она для Запада, как я уже говорил, далеко не дружественная страна. Во-вторых, ну кто поверит в то, что Грузия, не имеющая ни одного боеспособного батальона, угрожает великой ядерной державе? Нам до такой степени унижаться нельзя.



Г.К.: Что же делать?



Л.И.: Проблема решается проще. Мы выходим из соглашения по Абхазии. Кроме миротворческого урегулирования. Освобождаем ее от санкций, которые ввели по настоянию Шеварднадзе. Действуем через экономические рычаги, через ужесточение границ и т.д. А то, что получается: предпринял Путин решительный шаг – ввел визовый режим. Через несколько дней в Грузию едет Чубайс, обнимается перед телекамерами с Шеварднадзе. Договорились о льготных поставках туда электроэнергии. Так же нельзя. Одна рука делает одно, другая - другое. Шеварднадзе этим пользуется. Заставить его ликвидировать на своей территории бандформирования или вообще увести его с политической арены – здесь для Российской Федерации большой проблемы нет. Это сделает сам грузинский народ, только не нужно поддерживать Шеварднадзе. Необходима стратегия, четкий план действий по защите наших национальных интересов, и он сам уйдет под давлением обстоятельств.



Г.К.: Вновь зазвучала тема переговоров. Березовский с Рыбкиным озвучивают идею всеобщей амнистии в Чечне. Я так понимаю: предлагается поставить на одну доску наших солдат и тех, кто отрезал им головы.



Л.И.: Военных опять делают крайними. То, что предлагают Березовский и Рыбкин вообще брать во внимание не следует. Я ни одному их слову не верю. Это попытка всплыть на политическую поверхность. Не более того. Совмещать силовые действия с действиями политическими, в том числе и перговорами, нужно. Но переговоры вести с теми, кто представляет чеченский народ: старейшинами, духовенством, интеллигенцией, хозяйственниками, предпринимателями.

Тогда будет расти и доверие к Москве. Для выхода из кризиса не задействованы такие механизмы, как советы старейшин тейпов. Не задействовано среднее звено этих тейпов. Не задействована в полной мере диаспора, а здесь много интересных людей. И самое, может быть, важное: не задействован наш духовный потенциал. Как-то по телевидению прошел удивительный документальный фильм. Показывали чеченцев-участников Великой Отечественной войны, которые рассказывали о менталитете народа, об особенностях своих традиций, в том числе и духовных. Эти люди вспоминали, как берегли камень, к которому любил приходить Лев Николаевич Толстой. Говорили о том добром, что вместе взрастили.



Г.К.: То есть нужен серьезный, продуманный, всесторонний подход?



Л.И.: Конечно. Но если власть к своему государствообразующему русскому народу относится по-фашистски, уничтожая все доброе, великое, что он создавал, то точно так же она относится и к чеченскому. А присутствие русского фактора на Кавказе, присутствие русской культуры, даже русского языка – это стабилизирующие звенья в отношениях самих племен, кланов, народностей.



Г.К.: Мы только что убедились: у нашего президента нет внутренней политики. А как насчет внешней?



Л.И.: Ее тоже нет. Нельзя же назвать политикой бессистемные, конвульсивные действия. То мы бежим в Китай. То вдруг начинаем дружить с Германией, то подались в Соединенные Штаты. Политикой называется система действий, основанная на определенной государственной идеологии, на защите национальных интересов. Мы же действуем вопреки национальным интересам. У этой политики нет ни научного прогноза, ни научного анализа. Позвонил Тони Блэр сегодня – мы развернулись туда. Сейчас я с ужасом узнаю, что Буш прилетает в страны Балтии – поприветствовать и поздравить их со вступлением в НАТО. Вот такой подарок делает Джордж своему другу Владимиру. После этого он хочет на пару часов заскочить в Санкт-Петербург – обмыть это дело. А заодно и подавить на Путина, чтобы поддержал резолюцию против Ирака. И мы на все соглашаемся. Так что если это политика, то политика игнорирования национальных интересов. Может быть, оценка слишком резкая, тогда другое определение: политики вообще никакой нет.



Г.К.: Леонид Григорьевич, хочу вернуться к истории с заложниками. С самого начала меня не покидало ощущение, что это какая-то очередная многоходовая комбинация…



Л.И.: Слава Богу, что хоть кто-то это понимает. В Кремле, мне кажется, этого не понимают или не хотят понять. Давайте пройдемся по времени, месту и факту. По времени: цепь терактов по всему миру идет в тот момент, когда Соединенные Штаты готовятся к агрессии против Ирака, агрессии с применением ядерного оружия, и не получают не только международной поддержки но и поддержки внутри американского общества. Теперь обратимся к географии. Стала сопротивляться Европа. Взрывается французский танкер в Йеменском порту. Теракт происходит в самой, казалось бы, благополучной, недосягаемой для террористов Финляндии. Нам показывают: вот, пожалуйста, терроризм достиг северных широт. Затем наносится комплексный удар в Юго-Восточной Азии. Почему там? Потому что исламское население региона выступает против агрессии активнее, чем сами арабские страны. Теперь Россия. Она все колебалась. Сначала: никакой резолюции, никакой агрессии! Потом: да, мы за резолюцию, но за хорошую. У США никак не получается заполучить поддержку Путина, как это было после 11 сентября с формированием антитеррористической коалиции. Дошла очередь до России. Если мало будет, значит, еще что-нибудь произойдет в Европе. А под занавес – и в Соединенных Штатах. Уже перед началом операции. Поблизости, конечно, найдется Коран и иракский паспорт.

Ложь и провокации стали главными инструментами американской политики. И не только американской. Эти же инструменты давно использует Израиль, спецслужбы Великобритании. Именно они имеют наиболее глубокое проникновение во все радикальные исламские группировки. И вот здесь вы правы: чтобы провести подобную операцию, нужно 2-3 хода. Может, чуть больше. А дальше профинансировать и пойдут, куда угодно, благо социальный пласт для терроризма есть во всем мире. Я убежден: это цепь преднамеренных провокаций с целью поддержать Америку в проведении ее агрессивной политики. Передо мной «Нью-Йорк Пост» – газета, близкая к республиканской администрации. Вот что она пишет 24 октября: «…сам по себе инцидент является наглядным уроком для Москвы и для всего мира. Заложники являются напоминанием президенту Владимиру Путину о том, как нужно было действовать, имея в виду его противодействие усилиям США провести антисаддамовскую резолюцию ООН». Здесь и злорадство, и указание: вот как надо было действовать. Тогда бы в Москве ничего не произошло. Статья появилась через несколько часов после начала трагических событий. Создается впечатление, что она была заготовлена заранее.



Г.К.: Кажется, де Голль сказал, что политика слишком серьезное дело, чтобы доверять ее политикам. Может быть, пора военным выходить на политическую сцену?



Л.И.: Ну, во-первых, кто такой политик? Его не назначают. Им становится специалист, который имеет определенные знания, опыт, понимание политических процессов, происходящих в мире, в своей стране. А посмотрите, кто у нас в политике? Я уже называл тех, кто был вокруг Ельцина. А сейчас приходит человек из Питера, не имеющий профессиональных знаний и опыта, и становится политиком.



Г.К.: Такой у нас министр обороны, такой министр МВД, министр экономики…



Л.И.: Такой и секретарь Совета безопасности. А разве президент у нас был политиком? Это люди, случайно попавшие в политику. Что касается военных, то они всегда были в политике. В любой армии мира. Ведь именно военные вносят предложения, касающиеся облика вооруженных сил, их использования. Вносят предложения о вооруженной защите национальных интересов и участвуют в их реализации. Другое дело, что нашу армию, все силовые структуры и особенно спецслужбы регулярно подчищают. Сейчас говорят: нет специалистов, не хватает кадров. Откуда же им быть, когда только ФСБ реформировалось 5 или 6 раз. Сменился добрый десяток руководителей силовых ведомств. И каждый приходящий начинал с того, что убирал профессионалов, имеющих свое мнение, знания, опыт и ставил просто преданного себе человека. Люди, особенно в спецслужбах, постоянно видят несправедливость во всем процессе их деятельности. Если жулика или человека, продающего государственные секреты, разоблачили, то спецслужбам тут же бьют по рукам: не лезьте, не ваше дело, это политика. И люди, видя бесперспективность своей службы, просто уходят.



Г.К.: Но кто-то же должен сказать: хватит! Вы, военные, давали присягу…



Л.И.: Да, да. Чего-то не хватает в армии. Но я еще раз повторю: посмотрите, как нас вычищают. Первым же указом по военному ведомству Путин освободил от занимаемых должностей весь высший руководящий состав Вооруженных сил и Министерства обороны. Выдавлены из армии молодые генерал-полковники А. Ситнов, Н. Караулов, В. Путилин, адмиралы В. Попов, В. Комоедов и многие другие. Одних убрали, других отдали в руки чиновникам. Сидит теперь какой-нибудь мальчишка в администрации президента, вызывает к себе генерал-полковника и говорит: ну, расскажите, как там у вас? Силы и духа воспротивиться этому коллективно не было, потому что верили: Путин пришел с добрыми намерениями, с желанием справиться со сложившейся ситуацией. Не получилось. Сейчас они внимательно следят: как только появляется самостоятельно мыслящий человек, готовый отстаивать государственные интересы, его быстренько переводят куда-нибудь подальше от армии. Вы думаете, почему СПС активнее других вьется вокруг армии? Да потому, что единственная сила, которой сегодня они опасаются – это Вооруженные силы и спецслужбы. Они предлагают целый комплекс мер, чтобы окончательно развалить, разрушить армию. Достаточно посмотреть, какие основные законы по военному ведомству приняла Госдума с их подачи.

Сегодня высший офицерский состав России и растерян, и расколот. Но стремление к объединению, стремление думать о будущем России зреет.



Г.К.: В одном из интервью Вы сказали, что Путину необходимо выстроить ту модель, тот идеал, который бы увлек все общество. Разве всем ходом нашего разговора Вы не показали, что задача эта для него непосильна?



Л.И.: Когда я говорил об идеале, я имел в виду то государство, то общество, к построению которого мы должны стремиться. Нужна модель, одобренная народом, а не та, что ночью, украдкой изобретена Чубайсами и Грефами. Нам нужно определить свое место в мировом пространстве. Кем мы хотим быть? Мировой державой или страной регионального уровня. Мне представляется, мы должны быть державой мирового уровня, державой, которая могла бы принести человечеству новые философские идеи мироустройства, идеи по формированию новой системы межгосударственных отношений, международной безопасности. Для этого у нас все есть. Но политическое руководство страны действует бессистемно, не на уровне стратегического мышления, действует вопреки национальным интерсам, и это позволяет мне говорить, что президент Путин со своими задачами руководителя государства не справляется. Кстати, он и сам с этим согласен. Отмечая свое 50-летие, он не сказал, что его функция – твердо управлять государством. Он заявил, что нанят обществом. Этакий менеджер, выполняющий чьи-то задания. Понятно, чьи. Поэтому я с полным основанием говорю: руководителем в полном смысле, Главнокоманующим Вооруженными силами, ответственным за военную безопасность, он не является.



Г.К.: Во время захвата заложников какой-то телеканал провел опрос среди телезрителей: верят ли они, что власть может обеспечить их безопасность. 92% ответили отрицательно. Вот вам и высокий путинский рейтинг, о котором нам постоянно твердят.



Л.И.: Мы знаем, как эти мыльные пузыри надуваются. Но народ сегодня не видит другой фигуры. Правые уже были во власти. Ничего доброго они стране не принесли. И этот политический бомонд, участвовавший в разрушении государства, опять рвется к власти. Народ уже начинает понимать, что ничего, кроме добычи, куска какой-то территории российских богатств им не надо. Зюганов и компартия пользуются популярностью, но это скорее ностальгическая популярность, связанная с тем, что при коммунистах жилось гораздо лучше, чем сейчас. Компартия имеет свою постоянную нишу, она работает, но сегодня, наверное, вот этих протестных, ностальгических настроений недостаточно. Нужно наращивать конструктивное начало, созидательное. Либеральное здание рухнет. Оно не жизнеспособно, поэтому нужен новый проект. Его может создать только новая политическая сила, объединяющая все здоровые слои российского общества.



Г.К.: Если бы вопрос, заданный телезрителям, адресовали военным, каков был бы результат?



Л.И.: Я уверен, что среди военных скептиков было бы еще больше: 96-98%. Но это если бы был объективный закрытый опрос. За Путина проголосовали бы только те, кто обязан ему пребыванием на том или ином посту. Кто с его уходом немедленно этот пост потеряет. Все остальные, мне кажется, голосовали бы против. Для военных такой аморфный главнокомандующий неприемлем. И не потому, что мы такие требовательные. Все видные военные деятели мира, начиная с Наполеона, когда определяли главные черты полководца, на первое место единодушно ставили волю. Вот главное качество главнокомандующего. У нас таковое не присутствует.



Г.К.: Раньше армия была народной. Мы знали, кому она служит. А теперь?



Л.И.: Я уже говорил, что в армии пока действует инерция нашего, советского сознания, но она постепенно тает. И сегодня перед офицерами встает вопрос: ради чего они несут эти тяготы? Очень характерная деталь: за последний год резко возросло число самоубийств. Ежемесячно десятки офицеров уходят из жизни. И никто эту проблему не изучает. Или просто закрывают на нее глаза. А причиной являются, с одной стороны, высокие моральные качества офицера, с другой – низкий социальный уровень. Уровень нищеты. Добавьте сюда давление семьи, особенно жен, взрослых дочерей, которым отец не может обеспечить нормальный уровень жизни… Это страшное явление, которое растет сегодня угрожающими темпами.

Г.К.: Много шумели по поводу повышения военным денежного содержания. Чуть-чуть прибавили, но убрали льготы и получился, грубо говоря, пшик.



Л.И.: Мы видели авторов. Это те же правые силы. Они просчитали все на свой лад и подтолкнули президенту. А у того ни опыта своего, ни соответствующего уровня знаний.



Г.К.: Не надо никаких особых знаний, чтобы понять: льготы – величина постоянная. А мизерная прибавка будет проглочена инфляцией. Так что военные скоро окажутся в еще более бедственном положении, чем были. Для меня, например, вопрос только в том, мошенники или профаны – авторы этой затеи?

Л.И.: То, что мошенники от политики, однозначно. Но нужно иметь в виду, что сегодняшняя наша власть носит фарисейский характер. Это власть как бы неформальная, теневая. А формальная власть сама себя поставила в такие условия, что не владеет финансами. Наши экономисты дают такие цифры: 57% российских богатств сосредоточены в руках узких кланов. Остальные 43% идут на нужды государства. Чтобы увеличить доходы офицерского состава, бюджетников, пенсионеров нужно отнимать у тех 5-7% населения, кто владеет основной частью богатств. Отнимать не просто. Не отдают. А воли, чтобы это сделать, не хватает. Поэтому дурят людей бумажнымы посулами.



Г.К.: Говорят, мы вступили в новый этап военной реформы. Что это такое?



Л.И.: Если говорить коротко, то все военные реформы последних лет сводились к одному – сокращению Вооруженных сил. Они ходят по кругу, поедая те минимальные средства, которые отпускаются. Сегодня нужно вести речь не о реформе, а о спасении российской армии, о сохранении хотя бы ее ядра.



Г.К.: Прошла информация, что Путин после истории с захватом террористами театрального центра решил создавать национальную гвардию. В ней действительно есть необходимость?



Л.И.: Это скорее бутафорский элемент, который в систему национальной безопасности ничего не добавит.



Г.К.: Леонид Григорьевич, вы упомянули о новой силе…



Л.И.: Это наиболее организованная часть российского общества: казачество, офицерские союзы, движения всех силовых структур. Здесь и славянская партия, и исламские общественно-политические организации. Вот та сила, которая сегодня нарождается и принимает организованный характер. Я думаю, у нее есть перспективы. Когда речь заходит об электорате, мы видим: примерно половина населения не ходит на выборы. По разным причинам. Бойкотирует либерально-политический курс, не верит центристам – слугам нынешней власти. Не приемлет или опасается левых, которые пока не предлагают чего-то нового, конструктивного. Да, есть ростки нового у Глазьева. Есть у Зюганова много интересного, но это не оформлено даже в виде концепции, не говоря уже о программе. Мы рассчитываем предложить соответствующую программу, соответствующую стратегию и соответствующий ресурс – властный, аналитический, интеллектуальный. Мы можем привлечь людей для поддержки наших устремлений. И планируем это делать совместно с союзниками, в первую очередь с КПРФ.



Г.К.: Как Вы относитесь к идее создания широкого антипутинского фронта с участием Березовского?



Л.И.: Я не могу себе представить, что мы будем решать одну задачу с Новодворской, Юшенковым и уж тем более с Березовским. Эти люди внесли огромный вклад, чтобы не было Советского Союза, а теперь и России.



Г.К.: Некоторые считают, что в борьбе с врагом все средства хороши.



Л.И.: Нет. Нет. Нет. В основе нового движения люди в погонах. Законы чести для нас – главное.



Г.К.: До знакомства с Вами я знала, что есть такой замечательный русский генерал Ивашов. Но то, что он пишет проникновенные стихи на профессиональном уровне – это было большой неожиданностью.



Л.И.: Ничего удивительного нет в том, что военный и поэт существуют в одном лице. Я знаю множество таких примеров. Маршал Язов – замечательный поэт. Это пытались слепить из нас некий стереотип. Дескать, и души у нас загрублены, и чувства притуплены. Поверьте, это далеко не так.



Г.К.: Я слышала песню, не зная, что написана она на Ваши слова:


Офицерское братство,

Офицерская честь

Свято в Армии русской

Были, будут и есть.



Не можем ли мы закончить нашу беседу подходящими к случаю стихами?



Л.И.:

Изменят мир грядущие года

И станет век добрее и красивей,

Америки закатится звезда,

На небосклон взойдет звезда России.



(Прощаясь, я подумала: «Вот человек, у которого есть все: воля, знания, государственный ум и безграничная любовь к Родине. Что ж – Россию не раз выручали люди в погонах: Суворов, Кутузов, Жуков…»)

Беседу вела Галина Ивановна Кускова
Поместить комментарий
Имя пользователя:
Комментарий:

Именинники в этом месяце:
13.12    Саня (54)
16.12    ВасилКуприненко (69)
17.12    555khan555 (28)
23.12    Igorr (55)
24.12    Савон С.С. (55)

Показать все
Добавить...
В соответствии со своими привилегиями на сайте, вы можете добавить:
... тему на форум
(с) 2006 rfwj
сайт основан на CMS e107.
Внимание! Все материалы размещены исключительно с целью ознакомления посетителей данного сайта. Размещение данных материалов на сайте не преследует агитационных, экстремистских, идеологических, политических, религиозных, экономических, психологических, психических, нейролингвистикопрограммических или иных других целей. Администратор сайта может быть категорически не согласен с позицией авторов - смотрите комментарии к материалам. Материалы берутся из открытых для общего использования информационных источников. Администратор сайта не осуществляет целенаправленный поиск и размещение материалов определенной тематики - материалы ищутся в Интернет по ключевому слову крейсер "Мурманск" или перепечатываются из газет. При перепечатке материалов следует указывать оригинальные источники информации, ссылка на наш сайт обязательна только для авторских материалов.
Администратор сайта не несет ответственности за использование кем-либо данных материалов для чего-либо.